Проповедь

священник Георгий Кочетков

О принципе "неиерархичности" в общине
(проповедь во время паломничества 1 июля 1996 года во Пскове)

Слово на литургии

после чтения апостола (1 Пет 5: 1-2, 5)

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа!

Братья и сестры, христиане!

Говоря сегодня о чрезвычайно интересном отрывке из Первого послания ап. Петра, хотелось бы остановиться только на одной строчке и затронуть тему, очень трудную и даже опасную. Но она в жизни Церкви есть, всегда была и будет, и нам поэтому следует не только это знать, но побольше об этом думать. Эта тема пастырства в Церкви. Если внимательно присмотреться к словам Первого Петрова послания, то нетрудно заметить, что прямое обращение в нем к пастырям и к пасомым содержит в себе представление о пастырстве, несколько отличающееся от общепринятого у нас, современных христиан.

Не секрет, что с веками в церковном устройстве наращивались ветхозаветные тенденции - появились преграды, завеса, трехчинная иерархия. В апостольское время все было немного иначе, и это, конечно, отразилось в писаниях, дошедших до нас.

Ап. Петр пишет: "Пастырей ваших умоляю я, сопастырь и свидетель страданий Христовых и соучастник в славе, которая должна открыться: пасите Божие стадо, какое у вас, надзирая за ним не принужденно, но охотно..." - и дальше - "также и младшие, повинуйтесь пастырям". И наконец, как некий итог:"Все же, подчиняясь друг другу, облекитесь смиренномудрием". Конечно, странно слышать, что все в Церкви, в том числе пастыри, т. е. как старшие, так и младшие, должны подчиняться друг другу. Это несколько не укладывается в наши привычные, "ветхозаветные" представления об иерархии и пастырстве.

Итак, пастырей умоляет ап. Петр. Он - глава общины и он больше, чем епископ. "Пасите Божие стадо.., надзирая за ним". Надзирать значит осуществлять "епископэ" - ту духовную функцию, без которой Церковь жить не может. Делать это предлагает ап. Петр всем старшим в общине, а не кому-то одному и уж тем более не себе. Первое послание ап. Петра было написано или сказано, скорее всего, в связи с крещением, и обращено оно в большей степени к новокрещеным, как очевидно, в Церкви младшим. Хотя, как видим, также и к тем, кто занимается всей общиной, отвечает за всю ее жизнь, к этим самым пастырям, как старшим в Церкви. Итак, пастырь здесь не один в общине, а их много:"Пастырей ваших умоляю: пасите Божие стадо..." Впрочем, это вещь известная - здесь говорится о том пресвитериуме, который очень быстро и естественно сложился вокруг апостолов как основателей церквей и созидался из многих людей. Их ап. Петр и называет здесь пастырями. Он же сам, как было уже сказано, больше, чем епископ, потому что апостол - не просто сопастырь, но и "свидетель страданий Христовых и соучастник в славе, которая должна открыться". Епископ - человек, выполняющий лишь одну, очень важную, неотъемлемую от церковной жизни функцию пастырского надзирания и управления. Апостол имеет значительно больше даров, так что когда мы слышим, что такой-то епископ - прямой преемник апостолов, то это правильно только в отношении этой одной функции "епископэ", но не во всем.

Кто же эти пастыри, осуществляющие "епископэ", которые должны пасти Божие стадо, надзирая за ним "не принужденно, но охотно", и которые должны знать своего Пастыреначальника? Совсем не случайно слово "Пастыреначальник" написано с заглавной буквы. Так здесь назван Сам Господь наш Иисус Христос.

Пастыри - это старшие, а те, кого они пасут, - это младшие. Но нам известно, что старшинство в Церкви может осуществляться по-разному. Когда люди ищут старчества, то на самом деле они ищут старшинства над собой, реального старшинства, благодатного. В Церкви это всегда было важно. В конце концов, кто такой пресвитер? Вспомним, что означает это слово - старший, старец, старейшина. Раньше пресвитер в Церкви и был старцем, и не нужно было искать других. Но со временем, по мере институциализации пресвитерского и епископского служения, как и всякого иерархического служения в Церкви, произошло некоторое различение, иногда даже разделение и противопоставление этих служений, если вспомнить писания некоторых дерзновенных святых отцов, как, например, св. Симеон Новый Богослов.

Здесь важно обратить внимание, на каком основании ап. Петр может после своего наставления старшим и младшим в Церкви говорить: "Все же, подчиняясь друг другу, облекитесь смиренномудрием". Нам надо было бы задуматься, почему в Церкви с веками оскудела общинная жизнь, оказавшись к XX веку разрушенной почти до основания. Только великие гонения последнего столетия восстановили, правда, лишь на какое-то мгновение, эту жизнь. Почему это произошло и почему община как духовная семья должна делать акцент в своей внутренней жизни на неиерархичности?

Старшинство есть всегда. Даже когда соберутся два-три христианина вместе помолиться, кто-то должен вести эту молитву, будучи, следовательно, старшим. А вот главенство, т.е. когда некто возглавляет церковное собрание, содержит в себе уже другой принцип - собственно иерархичности. Здесь появляется человек, ощущающий себя первым среди равных (primus inter pares). "Первый" всегда может стать началом нового ряда, нового порядка, т.е. иерархически возвышенным над остальными. Не случайно апостол все время говорит: Глава Церкви - Христос, вы же все - братья. Только Христос в Церкви - Глава ее, Первый в ней во всем. Старших же в Церкви может быть много: апостолы, пророки, пастыри, учителя, тем более, что всем верным надлежит "возрастать в меру полноты возраста Христова", "в мужа совершенного".

Первенство (от слова "первый") связано с иерархией значительно больше, чем старшинство. Это важно отметить, для того чтобы понять суть общины, в которой нельзя без старших, но которая может быть неиерархической, и без которой Церковь реализовать себя в полной мере не может.

Итак, пастыри пасут Божие стадо, осуществляя "епископэ" в Церкви, а младшие повинуются пастырям. Что значит "повинуются"? Это не то же самое, что подчиняться. Повиноваться - значит признавать активное начало как причину собственных действий, а подчиняться - значит считать другого выше себя по чину и его слушаться. Почитание другого выше себя, по слову Писания, - великий церковный принцип подчинения всех всем в Церкви. Для этого-то смиренномудрие и необходимо. При этом в Церкви есть старшие и младшие, и в этом есть основа подлинной церковной иерархии, где старшинство может быть понято как мера большей преданности Богу и близости к Нему, и значит, благодатности в любом служении, при любом даре Духа Святого, а не только при каком-то одном, например, даре управления.

Младшие должны повиноваться старшим в Церкви, как бы трудно им это ни было. Они потому и младшие, что еще не могут быть таким же побудительным началом для других в Церкви. Если вы это можете - пожалуйста, несите ответственность старших и пастырей; если - нет, то повинуйтесь. Тот же, кто взял такую ответственность на себя, должен надзирать, если не за всем стадом, то хотя бы за его частью. И если он это делает плохо, если не уберег от волков своих овец , которые не его, а Христовы, то такой нерадивый пастырь должен отвечать за это.

Итак, общинная жизнь реальна не только при правильно понятом ответственном старшинстве, как иерархическом начале, но и когда есть это смиренномудрие, действительное подчинение всех в Церкви друг другу, когда каждый в Церкви может сказать, что почитает других выше себя. И не только сказать, но и жить так, чтобы искать драгоценные жемчужины даров благодати Божией, которых у тебя нет, в других, даже если ты предельно талантлив. Именно на том основании, что Бог дает каждому нечто такое, чего у других нет, мы и можем почитать других выше себя. И в этом смысле личностное начало и церковное начало в общине имеют принципиальное значение.

Так, мы снова начинаем говорить в категориях общинной жизни. Взявшись за одну ниточку - неиерархичность общины - и потянув за нее, мы вытягиваем отсюда и личностность, и церковность, и, конечно, ответственность друг за друга, за всех, а не только за тех, кто мне нравится.

Если бы мы научились жить таким образом, то не теряли бы своих братьев и сестер в Церкви, не случалось бы с нами и того, что часто в церкви может все идти и без Церкви. Есть еще такая болезнь - отлучение Церкви даже от храма. Это когда в храме может совершаться всякое богослужение, но без народа. Народ может быть не нужен, поскольку его присутствие невыгодно, создает много хлопот, нарушается порядок...

Святые последних веков постоянно указывали нам своим примером и учением на необходимость возрождения общинной жизни в церкви. Это, в первую очередь, мученики российские, исповедники веры, такие, как о. Алексей Мечев, о. Сергий Савельев и др. Но не только они. Например, принципом жизни общины св. Паисия Величковского было взаимное послушание. Мы могли бы найти соответствующие параллели у преп. Серафима Саровского. И тот и другой часто говорили в терминах "духовных семей-общин". Надо собирать это наследие святых нашей Церкви, ибо оно разрозненно, и подлинного собирания духа, действительного богатства наследия святых, увы, почти не происходит. Вряд ли нас удовлетворят написанные часто как под копирку жития или стихиры и тропари. Наконец, не забудем, что сегодня мы в монастыре, а монашество зародилось как реакция на начало серьезного, глубинного разрушения общинной жизни в Церкви. Первые монастыри, в первые века монашеского движения, восстанавливали прежде всего два принципа: принцип личного благочестия и служения и принцип общинности. Монашеская община, даже если она строилась иногда слишком по военному образцу, излишне ветхозаветно, все равно была общиной. Потому-то монастыри и монашеское служение в Церкви всегда было в центре внимания.

И, наверное, нам нужно вспомнить еще одни слова из сегодняшнего чтения: "Подавая пример стаду, а не господствуя", - говорит апостол пастырям об их служении. Если бы мы научились не словопрением, а примером зажигать сердца людей, в том числе для возрождения церковной жизни, для ее обновления, для возрождения общинной жизни в церкви, как ее основы, то мы быстро достигли бы тех плодов, которые потенциально несет в себе это движение в церкви.

Будем же просить Господа, чтобы все пережитки церковной жизни, существующие сегодня, ушли, чтобы Господь совершил Свое чудо возрождения церкви как общины, чтобы в ней были пастыри, которые пасли бы Божье стадо "не принужденно, но охотно", и чтобы в ней были такие младшие, которые могли бы с искренним сердцем повиноваться старшим, пастырям, чтобы в ней все друг другу подчинялись, почитая всех других в Церкви выше себя.

Аминь.