ВОССТАНОВЛЕНИЕ ВСЕГО

Наряду с объявлением свободы, библейский юбилейный год был также связан с безусловным восстановлением всех израильтян в их изначальных правах - социальных, земельных и имущественных. В этом отношении юбилей был прообразом наступления Дня Господня - дня последнего Божьего Суда, дня милости и спасения. И вот в последнее время в нашей церкви, в связи с изданием перевода новонайденных творений прп. Исаака Сирина, неожиданно возобновились споры о так называемом апокатастасисе - древнем церковном учении о конечном восстановлении, т.е. спасении всего и всех во Христе.

Как известно, это учение, выраженное в первую очередь Оригеном, было осуждено на V Вселенском соборе. Однако не следует забывать, что, как отмечал еще о. Георгий Флоровский, осуждение это касалось собственно апокатастасиса только косвенным образом, поскольку "речь шла о заблуждениях оригенистов, исходивших из оригеновской предпосылки о предсуществовании душ и об изначальной чистой духовности всех тварей... Может быть, не случайно отцы собора выразились в своих анафематизмах: "Кто утверждает предсуществование душ и находящийся с ним в связи апокатастасис..."" (см. Г.В. Флоровский. "Восточные отцы IV века", Париж, 1931, с. 188). Ведь в этом случае апокатастасис действительно превращается в "божественную детерминацию спасения", отрицающую человеческую свободу.

Но есть и апокатастасис величайших мистиков Любви, созерцающих глубины Божьи - ту Любовь, которая не только утверждает Свободу, но и совпадает с ней. Как писал Николай Бердяев, "на духовной почве Православия возникает стремление ко всеобщему спасению. Спасение понимается не только индивидуально, но и соборно, вместе со всем миром" (Истина Православия, "Православная община" ╪ 8 (1992 г.), с. 47-48). Конечно, такое видение не может быть формализовано, не может обладать автоматическим и общеобязательным авторитетом. Его истинность всегда конкретна и зависит от того, кем и как оно высказывается. Сегодня мы предлагаем вниманию нашего читателя несколько примеров такого дерзновения известных пастырей нашей церкви. Характерно, что для них учение об апокатастасисе - это не бездумная и безответственная, насилующая свободу "надежда" на то, что "Бог все равно всех спасет", но наоборот, - источник покаяния, миссионерского вдохновения и подвига "взыскания погибших".

Публикуя проповеди старейшего пастыря нашей церкви, доктора богословия, протопресвитера Виталия Борового в 50-м, юбилейном номере "Православной общины", мы напоминаем читателям, что именно его проповедями, наряду с проповедями о. Всеволода Шпиллера, открывался и самый первый наш номер. С одной стороны, радостно, что наш журнал остается верным избранному в самом начале своего существования направлению, с другой же стороны, - это грустный юбилей, поскольку нельзя не сожалеть о том, что слова, обращенные о. Виталием к Русской церкви в конце 70-х годов, остаются слишком актуальными и сегодня, спустя десять лет после начала нового этапа ее исторической жизни: "Взыскание погибших... есть процесс восстановления, процесс поисков бывших членов нашей общины, нашей Русской православной церкви. Мы ищем свое, то, что растеряли в процессе истории, растеряли и по грехам нашим, растеряли по вине нашей собственной церкви. И теперь мы находим в себе эти грехи".